Меловой чертеж

Меловой чертеж

Особенности мелового чертежа ограничивают сферу его применения. Он не может служить универсальным наглядным приемом — он не заменит ни цветной картины, ни портрета, ни иллюстрации, ни карты, ни учебного фильма.

Но его нельзя рассматривать и как вспомогательное, дополнительное средство к указанным пособиям. Он имеет хотя и ограниченную, но совершенно особую сферу применения и в своих специфических функциях также не может быть заменен ни одним из названных средств наглядности. В чем же заключаются эти особые функции?

Прежде всего, меловой чертеж нам крайне необходим при разъяснении динамики исторических явлений: при помощи кусочка мела и влажной тряпки так легко внести изменения в изображение на доске! Не случайно мел и доска широко используются при изучении военного прошлого и в 5, и в 11 классах, начиная с битвы при Каннах и кончая штурмом Берлина.

Но меловой чертеж может быть столь же широко использован для разъяснения сложных вопросов экономики в школьном курсе истории, различных процессов возникновения (мануфактуры), изменений (огораживания, столыпинская аграрная реформа), развития (график роста промышленной продукции, график промышленного цикла и т. п.).

Что применение мелового чертежа связано с показом исторических явлений в динамике и помогает именно такому показу, можно иллюстрировать следующим примером. Излагая в 7 классе материал о русском городе XVII в., учитель может дать описание Москвы, какой она была к этому времени. Такому варианту изложения вполне отвечало бы использование готового схематического плана Москвы XVII в. Но тот же материал может быть подан в форме рассказа о том, как возникла и вырастала Москва, или еще лучше в форме беседы, в ходе которой учащиеся вспомнят, как росла Москва и как исторически сложились ее планировка и концентрические кольца ее укреплений. Такое обозрение предмета в его динамике потребует меловой схемы. Вот при впадении Неглинки в Москву-реку возникает Кремль, вокруг него вырастает посад. У стен Кремля в XVI в. шумит Большой торг, позднее это Красная площадь, здесь воздвигнута церковь Покрова (Василий Блаженный). Великий посад (Китай-город) в 1535 г. обнесли каменной стеной. За стенами Китай-города раскинулись боярские усадьбы, выросли дома духовенства, дворы служилых людей, избы писцов. В конце XVI в. и эту часть города обнесли белокаменной стеной, назвав Белым городом. За его стенами селился ремесленный и рабочий люд. Деревянный, или «черный», город был защищен бревенчатой стеной, а когда ее сожгли польские интервенты,— земляным валом. От Кремля через ворота Белого города расходились главные улицы. Это были старинные торговые дороги в ближние и дальние города — Тверская, Дмитровка, Арбат, Ордынка.

А на доске — по мере хода рассказа (или беседы) растет Москва, протягиваются пути на Тверь, к Смоленску, в Крымскую Орду.

Очевидно, второй, генетический способ изложения, раскрывающий происхождение концентрической планировки и радиальных магистралей Москвы, обнаруживающий эти закономерности, характерные для большинства крупных городов средневековой Европы, куда более предпочтителен в познавательном отношении, чем простое описание Москвы, так сказать, в статике, и тем более если он осуществлен с привлечением класса к беседе. А эту динамику так наглядно подтверждает меловой чертеж.

Педагогический рисунок и чертеж применяются и в тех случаях, когда представляется необходимым вычленить те или иные элементы или детали из сложного наглядного комплекса или изображения, скажем из элементов учебной картины или иллюстрации — предметы быта, архитектурные, технические детали.

Примером может служить работа в 5 классе над иллюстрацией «Бой греков с троянцами» (с барельефа V в. до н. э.) в учебнике Ф. П. Коровкина. Учитель предлагает внимательно рассмотреть изображение и ответить: чем вооружены греки и троянцы? Чем защищена голова, чем прикрыто тело воина? Называют копье, лук со стрелами, шлем с высоким гребнем, круглый щит. Каждый из предметов вооружения учитель изображает на доске, а школьники воспроизводят в тетрадях, подписывая соответствующие термины. Так производится анализ наглядного изображения с вычленением его элементов и вынесением их на доску. Психологи отмечают, что дети нередко не могут выделить или объединить что-либо только мысленно, а нуждаются в постоянной поддержке, которую оказывает им реальное, действенное расчленение предмета. И на дом учитель задает: по рисункам в тетради составить «рассказ» «Как был вооружен древнегреческий воин и как он пользовался этим оружием в бою». Так, на доступном и наглядном материале школьники постепенно и последовательно учатся овладевать процессами анализа и синтеза.

Из данного примера с очевидностью следует, что в использовании мела и доски центр тяжести лежит не в выполнении самого рисунка, а в той активной мыслительной работе учащихся, которая в связи с этим рисунком организуется,

Разумеется, школьник более старшего возраста уже не нуждается в проведении такого наглядного анализа иллюстрации или учебной картины. Аналогичные приемы вычленения и вынесения на доску элементов исторической карты или сложного графика служат уже в 7-8 классах несколько иным задачам, облегчая понимание сущности и закономерности изучаемого исторического явления, усвоение и закрепление общей идеи.

Например, рассказывая в 7 классе о движении русской рати под водительством великого московского князя Дмитрия Ивановича, учитель упомянет о разногласиях среди военачальников-бояр. Одни, более осторожные, советовали ждать врага на Оке, у московских рубежей. Они указывали, что на помощь Мамаю спешит рать литовского великого князя Ягайло, что князь рязанский, видимо, готовит измену, что идти в «поле» опасно. Но возобладала традиционная русская стратегия смелого наступления. Дмитрий ведет войска навстречу Мамаю, чтобы разбить врага прежде, чем его союзники придут ему на помощь. В изложении этого вопроса учитель использует стенную карту, фиксируя внимание учащихся на немногих ее элементах: вот южная граница московских владений, Ока, вот путь войск Мамая и Ягайло, вот граница Рязани. И в этой обстановке — прямой путь русских к устью Непрядвы. Но... кончик указки скользит по карте, не оставляя следов. Нет подлинно наглядного вычленения нужных нам элементов карты! Обратимся же к доске, проведем на ней буквально пять-шесть линий — и мгновенно перед учащимися простая и выразительная схема, вычлененная из общей исторической карты и лаконично фиксирующая (и в тетрадях и в памяти учащихся!) основную идею урока: мысль о неустрашимости русских, о смелости их военного искусства.